Дмитро Разумков: «Свої люди» в ЦВК – це доступ до інформації, доступ до прийняття рішень»

Центральна виборча комісія розширюється. Голова ВР Андрій Парубій вже підписав ухвалений напередодні закон про збільшення чисельності ЦВК з 15 до 17 осіб. Тепер документ чекає лише підпису президента. Аналізувати цю подію будемо разом з гостем студії «Доброго ранку, Країно!» Дмитром Разумковим – політичним експертом.

 

Наскільки швидко впорається президент з підписом?

 

Я думаю, что достаточно быстро. Я думаю, что это договоренный процесс. Не смогли договориться по кандидатурам, будут договариваться по расширению ЦИК. На самом деле Парубий еще говорил о том, что ничего страшного нет, что мы увеличиваем. Было 15 – это калька с российского закона, поэтому теперь будет17. С одной стороны, действительно, ничего страшного. Проблема только заключается в том, что эти люди будут получать зарплату. Эти люди будут сидеть в каких-то кабинетах, ремонт в которых нужно будет сделать. Их деятельность нужно будет обеспечивать. Я думаю, что у государства, которое воюет, любая копейка должна быть на счету. Но, видимо, тут у нас мнения с Андреем Владимировичем расходятся.

 

 

А для чого реально 17 членів ЦВК?

 

17 – потому что не смогли договориться о 15. Было 14 кандидатов. Изначально была заложена мина, и изначально был заложен такой стопор, который не давал возможности договориться. Доверия внутри парламента между партиями и фракциями нет. Президент подал 14 кандидатур. На самом деле ситуация с «Оппоблоком» немного не такая, нежели сегодня об этом говорят. «Оппоблоку» давали возможность дать одну кандидатуру. Но «Оппоблок», в определенной степени обоснованно,  просил, чтобы дали две. И когда предложили все-таки одну, он отказался и сказал, что мы своих кандидатов давать не будем. Я считаю, что это неправильная позиция, но, тем не менее, это так. Были поданы эти 14 кандидатов на 13 свободных мест. Знаете, как в детском садике есть игра, когда детки бегают вокруг стульчиков, и потом одного стульчика не хватает на всех. Похожую ситуацию мы с вами наблюдали в стенах парламента, потому что процедуры рейтингового голосования за ЦИК нет. То есть нельзя проголосовать за всех отдельно, и кто больше набрал, тот проходит. И было недоверие между партиями и фракциями о том, что, извините, кинут. А в украинском политикуме, к сожалению, это является не исключением, а не очень хорошей практикой. И каждая партия боялась, что не получит своего представителя в ЦИК. Поэтому этот процесс затягивался. Дальше возникала проблема с руководящим составом ЦИК. На самом деле, с одной стороны, идет переоценка важности этой структуры, с другой стороны – недооценивать тоже нельзя, потому что это «свои люди» в ЦИК. Это доступ к и информации, это доступ к принятию решений. И каждая из партий будет бороться за то, чтобы там были их представители. Поэтому, дабы снять эту проблему, увеличили на двух членов ЦИК. Но тут много курьезов возникает, в том числе и кворум ЦИК. Если я не ошибаюсь, кворум раньше был две трети. То есть должно было прийти 10 человек. На сегодняшний момент, если мы увеличили до 17, должно прийти 11,4.

 

Це означатиме, що змінюватимуть регламент?

 

Нет, я не думаю. Не получится. Они не будут менять этот закон, они скорее всего будут под что-то подгонять – то ли к 11, то ли к 12 людям. Скорее всего к 12, это было бы корректнее. Но факт остается фактом. У нас часто Верховная Рада что-то принимает, а потом садится чешет затылок и думает, как из этой сложившейся ситуации выходить.

Прокрутити наверх
Натисніть Enter, щоб шукати, Esc - щоб вийти